Рассказы

"Работайте, не расслабляйтесь!"

   - Вот видишь? - линейкой,  как указкой,  орудовала  Татьяна  Петровна  по  деревянной  поверхности. – Шляпки гвоздей торчат, остриё не притоплено. А щели-то, щели какие – ужас! Тут и линейка не нужна: дураку же понятно, что больше пяти миллиметров. И ты хочешь, чтобы я у тебя такую продукцию приняла? Во тебе!- злобно прошипела она, поднеся кукиш прямо к носу работяги.- Переделывай немедленно, а тоя сейчас…

    Оставив ошалевшего рабочего чесать затылок у кабельной катушки, Петровна ринулась по направлению к столам сколотчиков, где был произведён бракованный комплект. Мужики, увидев несущуюся на них внушительную массу женских прелестей, сразу как-то ссутулились, сбились в кучку, которая в этот момент мало напоминала могучую.

   - Чё сгрудились? Чё телами своими закрываете? А ну, расступись! - деловито рявкнула «отэкашница», бросаясь на столы, как на амбразуру.- А-а-а! Это чё тут такое? Васька, я тебе сколь раз говорила…- схватив линейку, она быстрым уверенным движением замерила круг на щите.- Обормот! Руки-крюки! «У меняглаз-алмаз, Петровна!» Ты слепой или глухой, или просто тупой? Круг-то сколочен неровно – даже невооружённым глазом видно!

    - Ну - у, это…

  - Гну! - выпрямилась Татьяна.- Вот взять бы этот «инструментатор»,- она схватила со стола Васькин молоток.- И забить бы тебе кое-чего кое-куда!

  - Чё забить... куда?  -  попытался  улыбнуться  мгновенно  побледневший  Вася. Петровна на миг притормозила как бы размышляя: серьёзно Васька такой тупой или опять смеётся над ней.

    - Туда, где у тебя снова зудит, Василий! Ох, не доводи меня до греха...

Стоявшие рядом мужики загоготали. Петровна мгновенно переключилась на новый раздражитель, не закончив фразы:

    - Чё столпились, весело? Чё работы нет? Найти вам работу? Рассосались быстро по местам!

Отпихнув одного из них выступающей частью габарита, Татьяна Петровна понеслась по направлению к лестнице, ведущей на второй этаж, откуда доносился звук лесопильных рам.

   - Чё вылупился? Работай давай, «завис» что ли над своей катушкой?- крикнула она по ходу чесавшему затылок рабочему. И уже поднимаясь, пригрозила:

     - Я щас вернусь!

   Ещё недавно никто и подумать не мог, что вскоре всё круто изменится, рабочие деревообрабатывающего цеха относились к своей работе по-философски: мол, работа не волк, в лес не убежит. Работали они спустя рукава, о качестве выпускаемой продукции не беспокоились. Рабочая дисциплина в цехе была ещё та! Чего только не предпринимал начальник цеха. Чего не придумывал, чтобы исправить ситуацию – всё впустую. Пока однажды в должности контролёра ОТК в цехе не появилась она…

   Как только её ни называли, как ни ластились к ней – этого, по общему мнению, «монстра в юбке» ничем невозможно было пронять. Но это потом. А в первый день всё начиналось как всегда: с шутками-прибаутками, хохотунчиками и балагурством. Потунеядничать в этом цехе любили все и «лясы поточить» - тоже.

   Больше всех позубоскалить на публику, вызывая всеобщее одобрение и любовь, любил Василий – парень лет тридцати, высокий и крепкий, рыжий и с конопушками, работавший в цехе сколотчиком кабельной тары. В первый же день выхода на работу новенькой «отэкашницы», он сразу избрал её в качестве жертвы своих, порой неприятных и злых, шуточек, намёков, недомолвок. Рабочие удивлялись, как ловко и грамотно Васька «шлифует» «отэкашницу»: «Во, отчебучивает: не стрижёт – бреет наголо!» После Васькиных «закидонов» рабочие ОТК лесопильный цех обходили стороной, в рабочий процесс не вмешивались. Это устраивало всех, поэтому защищать женщину от Василия никто не торопился.

   Васька от отэкашницы не отставал ни на шаг, взял её в «оборот» с самого начала смены: комментировал на свой лад все её указания рабочим, переиначивал, передёргивал. Татьяна Петровна в ответ только пристально всматривалась в Василия, насупливала брови и хмурилась. Будто изучала неизвестное для неё явление в человеческом облике. Рабочие посмеивались над заливающейся краской молодой ещё в общем-то женщиной. Татьяна этого веселья не разделяла. Вид у неё был явно озабоченный. Начальник цеха смотрел на растеряннуюотэкашницу и неотступно шествующего за ней весельчака, сокрушённо вздыхал: «Спеклась девка, съели работяги! Хоть батька её и говорил, что бойкая, своего не упустит»…

  То утро рабочего дня не предвещало для Василия никакой беды. По обыкновению своему, увидев входящую в цех Татьяну, он стал прикидывать в уме, что бы такое «отмочить», чтобы отэкашница раз и навсегда забыла сюда дорогу. Удача улыбнулась ему сразу: Петровна подошла к его столу и склонилась, производя нехитрые измерения. Всецело погружённая в процесс, она навалилась на стол всем своим телом. Этого мгновения хватило Василию, чтобы подскочить к Петровне и со всего размаху дать «пощёчину» по её благородных размеров заднему месту. Свою руку Васька убирать не торопился и на потеху наблюдавшей за этой сценой компании мужиков добавил:

    - Да, Петровна, у тебя что спереди ничего, что сзади неплохо!

   Татьяна Петровна не спеша разогнулась, отложила линейку в сторону, отвела от себя Васькину руку и со словами: «Ну, Василёк, ты меня достал!»- сколько было в ней бабьей дури, задвинула бедолаге прямо между передними зубами.

    Звук клацнувших со смаком Васькиных зубов заворожил всех. «Кхо!»- выдохнуло из его груди. Загрохотал под Васькиным обмякшим телом только что сложенный в пачку штакетник. Наблюдавшие эту картину мужики сглотнули вместе с дымящимися окурками. Васька явно был в глубоком нокауте.

Подперев бока, Петровна повернулась к мужикам:

   - Чё, пехота, нарвались? Кому на попе ровно сидится? Кто ещё ласкаться желает?

   Желающих не нашлось. В цехе наступила непривычная тишина. Даже лесопильные рамы на втором этаже перестали работать.

  - Отныне базар короткий: я говорю – внимательно слушаем. Курим реже, дышим чаще, работаем шустро. За «косяки» буду спрашивать лично. Быстро перевариваем, что я сказала, и начинаем работать с «бодрячком». Кому неясно, спросите Васю, он растолкует. – Танюша повернула голову и посмотрела на недвижимое тело Василия: «Правда, Васёк?»

  Через неделю отэкашница исчезла так же внезапно, как и появилась. Начальник цеха долго ходил отмалчивался, но потом всё же ответил на мучивший всех,особенно Василия, вопрос.

   - Это моя племянница из города. Приезжала повидать папу. Она – мастер спорта и тренирует «молодёжку» по тяжёлой атлетике. - Сказав это, начальник пошёл в свой кабинет, но затем вернулся и добавил: - Знаете, места ей наши понравились! Чистый воздух, говорит, люди такие душевные попались и всё такое... Чё, хотел сказать - то, мужики, я пригласил её, - когда она приедет в следующий раз проведать папу, - погостить у нас с недельку-другую. Так что, это самое... Как она говорила?.. Короче: «Работайте, пехота, не расслабляйтесь!!!»