Рассказы

"Неизвестный цветок"

     Было солнечно и тепло…

 

  Ласковый ветерок, неспешно погонявший пушистые пёрышки реденьких облаков вслед за стаями резвящихся крикливых стрижей, вдруг сорвался с высоты небес, вихрем пронёсся над лугом, расчесав волнами набиравшую силу траву. Озорно дёрнув дремлющую берёзку за серьги, взъерошив её роскошную крону, он вновь устремился ввысь поиграть с облаками.

 

     Воздух стал недвижим…

 

  Замерли деревья. Не шелохнётся травинка. Над лугом завис стрёкот тысяч кузнечиков. Невдалеке слышалось мелодичное журчание лесного родничка, извилисто петлявшего у кромки леса. Толстый неповоротливый жук, стартовавший посреди луга, басовито гнусавил себе под нос. Поперхнувшись на низкой ноте, он захлебнулся и слёту шлёпнулся в мягкое зелёное покрывало. Жук тяжело вскарабкался на лепесток упругого цветка, широко раздвинув жёсткие панцирные надкрылья, попытался ещё раз взлететь, но уже не осталось никаких сил. Он обречённо закрутил головкой по сторонам, слепо ощупывая длинными усами пространство вокруг себя.

 

   Множество луговых цветов, подавшись навстречу солнцу, тянули из земли драгоценные соки, превращая их в сладкий нектар. Он, испаряясь, наполнял ароматом всю округу, манил к себе бесчисленных насекомых. Они купались в сочно-пьянящей влаге, утоляя полуденную жажду.

 

   Непередаваемая симфония запахов благоухающего луга привлекла изголодавшуюся пчелу. Закружив в витиеватом танце над цветочным ковром, она плавно опустилась в пестреющую гущу. Перелетая с цветка на цветок, пчела пробиралась по листочкам к самому центру и ныряла в него с головой; выпускала хоботок, упоённо насыщалась цветочным нектаром.

 

   Перелетая  на  очередной  бутон,  пчела  заметила  возвышавшееся  в  глубине  луга  необыкновенное растение. А мгновение она даже зависла в полёте, очарованная его красотой и изяществом. Широкие плотные листья отходили от крепкого стебля в разные стороны. До самого верха растение было усыпано бутонами нежно-розового оттенка. Пчела приблизилась, кружа и осматривая его с восхищением. Как только она подлетала к бутону, он немедленно распускал перед ней лепестки, обнажая длинный пестик, окружённый десятком ярких тычинок. Они колебались, плавно вились вокруг пестика, хотя ветра никакого не было. Их движения гипнотизировали пчелу, а непередаваемый тонкий аромат, исходивший от цветка, вызывал непреодолимое желание.

 

   Разглядывая цветок,  пчела  счастливо  подумала:  «Здесь  должен  быть  нектар, подобный которому я никогда не пробовала!» Решившись, она опустилась на край лепестка. Предвкушая блаженство, поползла к ворсистому коврику в центре. «Где-то здесь должен находиться нектар!» - пчела вытянула хоботок и стала с жадностью насыщаться.

 

   Вкусный нектар вскружил ей голову. Она и не заметила, что цветок стал незаметно закрываться. Пчела пила нектар, но вместо удовлетворения приходило странное беспокойное ощущение. Лапки начали подрагивать и слабеть, подкатывала тошнота. Неожиданно брюшко пронзила резкая боль. Пчела явственно ощутила неприятное жжение, а затем и огонь внутри себя. Осознав, что в сладком нектаре кроется коварная ловушка, она втянула хоботок и отпрянула. Взглянув вокруг, бедное насекомое увидело, что лепестки почти закрыли собой полуденный свет. Недоброе предчувствие охватило её, и она бросилась прочь, выбираясь из сомкнувшегося бутона. Выбраться из него уже было не так просто. Лепестки цветка стали источать липкую слизь, в которой вязли лапки, затрудняя движение. Вверху из-за плотно сжатых лепестков осталась видна только маленькая точка света. Понимая, что это последний шанс, пчела рванулась что есть силы к выходу.

 

   Яд действовал стремительно, силы оставляли насекомое. С огромным трудом пчеле удалось всё-таки протиснуться в узкое отверстие и выбраться на поверхность. Участившиеся судороги парализовывали брюшко. Пчела сделала прыжок уже в падении, замахав крылышками. Ей удалось взлететь. Хотя воздух был спокоен, но, как будто под порывами ветра, её шатало в полёте из стороны в сторону.

 

   Долетев до кромки леса, где протекал родник, пчела почувствовала полное изнеможение. Она оглянулась, чтобы в последний раз посмотреть на цветок. Как она могла так горько обмануться! Растение представлялось по-прежнему сказочно красивым. Ощущая нестерпимую боль, бушующий пламень, убивающий её, пчёлка разочаровалась в красоте цветка, которая казалась какой-то холодно-жестокой, цинично-совершенной. «Какой омерзительный, ужасный цветок!»- вспыхнула и потухла мысль в её сознании. Судорога пронзила её брюшко в последний раз. Продержавшись в воздухе ещё мгновение, она камнем упала в ледяную воду.

 

   Родник хладнокровно уносил уже погибшую пчелу в дремучую чащу леса.

 

  - Глупое насекомое! - ядовито прошелестело раздражённое растение. Оно, словно потягиваясь, вытянуло свои изящные бутоны к солнцу и замерло, осматривая округу хищно-пытливым взглядом.

 

   Ветерок  ласково  поглаживал  пёстрый  ковёр,  сотканный  из  благоухающих цветов, гонялся за резвившимися стаями стрижей, шевелил густые кроны деревьев, из которых доносился несмолкающий трёп лесных птиц. По небу неспешно кочевали комочки воздушных облаков. Путешествующее по небу солнце, несмотря ни на что, дарило поднебесному миру свет, тепло и радость!

 

  Перелетая с цветка на цветок, озабоченно дребезжал неповоротливый шмель. Вдруг он замер, потрясённый необыкновенной красотой. Хищник, заметив его, склонил свои большие нежно-розовые бутоны. Они медленно раскрылись. Вокруг пестика подобно маленьким змейкам в чарующем танце извивались длинные тычинки, притягивая и гипнотизируя шмеля. Покачивая стеблем, подрагивая лепестками, растение с нетерпением ожидало очередную жертву, пуская в ход свои смертельные чары, всё искусство своего обольщения.

 

  Воздух был насыщен непередаваемым сладким ароматом; весело, непринуждённо щебетали птицы. Тысячи кузнечиков тянули свои бесконечные арии. Ничто не предвещало беды.