Рецензии (и мысли вслух)

«Безусловная удача»

(рецензия на сказку Татьяны Дорофеевой-Миро «Злодобрей-ка»)

     Любой литератор живёт не на обитаемом острове, а в обществе. У общества есть свои законы. Хочешь – не хочешь, придётся подчиняться. Писатель или поэт не может быть свободным, на нём всегда есть цепи. Эти цепи – условности. Татьяна Дорофеева-Миро написала сказку «Злодобрей-ка». А раз это сказка, значит, и подчиняться она должна сказочным законам.

   Во-первых, ритм для сказки важен. Произведение для детей написано четырёхстопным хореем, хотя строчки размещены так, как будто это прозаический текст: «Между прочим, между делом, всё в округе завертелось, шум поднялся, вой и свист…»

  Во-вторых, язык сказки должен соблюдаться: постоянные эпитеты присутствовать, ласкательные суффиксы. Это всё используется: «духом крепок, честной народ, едкий дым, волчата, замочки и др.»

   В-третьих, главных героев должно быть немного, один должен быть добрым, совершать подвиги, побеждать, другой является олицетворением зла, третья – красавица. Все эти требования есть. В этой сказке представлены странный лопоухий Злодобрей-ка, разбойник Гадгадёныш, девица-красавица Ласка – местная царица.

    В-четвёртых, сюжет должен развиваться по следующей схеме: зачин, развитие действия, кульминация, развязка, концовка. Зачин: «…жил-был странный Злодобрей-ка в чаще, где дорога змейкой». Развитие действия: «Но однажды Гадгадёныш натравил на лес драконов, подписал такой указ…» Кульминация: «… объявите состязанье, быстро пусть покажут знанья: кто найдёт дорожку ту, что ведёт всегда к пруду…» Развязка: «Злодобрей-ка стал отцом. Он всегда был молодцом. Народил детишек кучу». Концовка: «Убираю кисти, краски: тут конец волшебной сказке». И самое главное, что в конце сказочной истории добро побеждает зло.

  Автор Татьяна Дорофеева-Миро осторожно вводит в текст современные реалии: ноутбук, планшет, навигатор, компас, рубильник, хот-дог, кока-кола, чипсы, пицца… И возникает между маленьким читателем-ребёнком и автором верно взятая интонация.

    Верно взятая интонация – откровенности, доверительного разговора – говорит об истинности. Ни разу не показалось, что поэт-сказочник Татьяна Дорофеева-Миро мне соврала: «Пусть читатели не взыщут: пару слов скажу о пище: от того, что ел хот-дог, мёрзли пальцы рук и ног».

Яркие образы возникают не в голове писателя, они существуют в голове читателя, в данном случае ребёнка: «Доброту свернув в кулёчек, затолкали в кошелёчек, кошелёк – в большой сундук…» или «Надувной волшебный круг стал лошадкой белой вдруг…»Запоминается интересное сравнение, когда Гадгадёныш пробирается сквозь чащу, как танкист с котелком на голове вместо короны.

    Сказка с намёками и подоплёкой просто замечательная, так как в ней есть ядро, которое слой за слоем заботливо и чутко обросло всем, что издалека показывает нам автор - и добрым лопоухим Злодобрей-кой, что «не обижал, не калечил, не терзал. Излучал любовь, добро, таково его нутро» и страшным Гадгадёнышем, который, наоборот, издал указ: «Лес покрасить чёрной краской, а сердечность, доброту – утопить в лесном пруду!» И по количеству слов сказка замечательная и расставлены они в нужном порядке. Также украшением сказки являются полноцветные иллюстрации.

    Это сказочное произведение можно считать безусловной удачей: «В сказке – мысли мудрой тайна и урок. Всё без обмана: чтобы были у семьи свет, любовь, а не ремни…» Я считаю эту сказку важной, хорошей. Замечательно написанная прозрачная сказочная история – из тех, которые прочищают душу.

    Теперь о небольшом минусе – это встречающиеся описки в имени Злодобрей-ки, также на странице 11 в слове «своей» поменялись местами буквы.