День длиною в десять лет. Роман

"Впечатления о первых главах романа от педагога из Астрахани"

Роман «День длиною в десять лет»

 

   Главный герой произведения – заключенный, «зек», как он себя называет. В центре повествования – его размышления о таких понятиях как «свобода», «быстрое течение жизни». Жизнь – летит, меняясь ежесекундно, она не ждет никого, особенно тех, кого она отвергает. Отвергает не сама жизнь, как понятие жизнедеятельности, а как жизнь в социальном отношении. 
  Мысли главного героя в чем-то сходны с размышлениями Родиона Раскольникова из произведения Достоевского «Преступление и наказание, внутренние монологи которого о чем-то важном строились именно на приземленных понятиях, а в чем-то сходны с размышлениями Мастера из «Мастера и Маргариты» Булгакова, который постоянно ощущал свою отверженность и непонимание со стороны «своих» и «чужих».
   Герой ощущает на примере тотальной компьютеризации и иных новшеств (платежных терминалов, домофонов и иных новых понятий) насколько быстро жизнь, свободная, полная событий, отдаляется, убегает от него: «… мир сильно, сильно, сильно… сильно изменился…» Он пытается понять ее, «идти в ногу». Он понимает, жизнь-то вроде продолжается, но теперь это – другая жизнь, и между «этой» и «той» жизнью – огромная пропасть, которую преодолеть навряд ли получится, а если даже, (о, счастье!), такое произойдет, то «та» жизнь с презрением и брезгливостью толкнет его обратно в «эту».
    На суд критиков и читателей вынесены несколько аспектов:
- Неприятие обществом заключенных, даже искупивших свою вину;
- Стойкое, пронзительное чувство «несвободы»;
- Желание, во что бы то ни стало, стать лучше, стать интересным «свободному» обществу;
   Деление «несвободы» на своеобразные уровни: то есть, находясь в тюрьме, чувствовать себя в камере «заключенным», а выходя на работу – хотя бы внутри себя быть «чуть-чуть» свободным: «Я закрыл глаза и на миг постарался представить себе, что тюрьмы – её нет, зоны – нет. Нет заборов, колючей проволоки, вышек, бдительно-придирчивых инспекторов. И, самое главное для меня, зеков тоже нет! Есть только мы, простые люди, не наказанные по всей строгости неумолимо-сурового закона, а вольные работяги какого-нибудь захолустного предприятия».
   У меня, как у читателя, после прочтения создалось гнетущее чувство тоски и некоего сочувствия к переживаниям героя. Хотя, возник один вопрос: почему нет соотношения преступления и наказания и размышлений на тему: «А почему я оказался здесь?», почему нет мысли о неизбежности наказания?
    Название книги говорит о многом: это не просто ОДИН день длиною в десять лет, это КАЖДЫЙ день длиною в десять лет. При изложении использован интересный переход: от размышлений о быстром темпе жизни к понятию «несвободы». Герои изображены автором при помощи мелких, как бы незначимых деталей, которые, тем не менее, и создают полное о них впечатление.
   Отрывок из книги дает повод задуматься о нужности именно такой формы наказания: государство преследует желание исправить человека, но лишь только озлобляет его. Наказание лишением свободы, пусть даже на определенный срок, а не пожизненно, в итоге бывает – навсегда. Вчитываясь в мысли героя, возникает надежда, что ему все-таки выпадет шанс когда-то стать полноценным членом общества и просто счастливым человеком…