День длиною в десять лет. Роман

Роман «День длиною в десять лет»

Глава 7

"Весенняя встреча"

   Знаете, вчера ночью был на работе. Во время перерыва я вышел на улицу раздышаться свежим воздухом… и вдруг посмотрел на часы. Они показывали ровно полночь. Я вдруг осознал, как будто бы явственно почувствовал, что наступила весна! Я был так удивлён: минуту назад ещё была зима - и вот уже весна!

   Было морозно. Я неспешно продвигался по дороге от цеха, захотелось отойти от слепящих прожекторов, которые были направлены на здание. Я остановился и запрокинул голову глядя на небо. На чёрном фоне белыми точками, маленькими и побольше, искрились звездочки, они плясали веселились перед глазами. Я потянул воздух, глубоко-глубоко вдохнул и на несколько секунд задержал его в своих лёгких. Я почувствовал, как весна радостью потекла по моим жилам, наполняя меня свежестью!..

   Погода не шепчет – она громко поёт, величая новый день! Не правда ли? Утром проснулся и повернулся к окну. Мне повезло, я сплю у окна, и что немаловажно в холодное время года, рядом с батареей. Удивительно, что комфорт и уют человеком 21 столетия отчасти определяется наличием места у окна и батареей отопления! По крайней мере, ещё несколько лет назад я не думал, что эти обстоятельства (наличие или отсутствие их) будут иметь для меня какое-либо значение. Проснулся, повернулся к окну и обрадовался: утро-то какое замечательное! Здания бараков загораживают меня от солнца, но по изумрудному оттенку фасада противоположного барака мне стало ясно, что погода действительно замечательная!

   Я давно уже лишён возможности встречать рассвет… (Нет, эта фраза не из фильма ужасов про одинокого вампира!). Я давно уже лишён возможности встречать рассвет, потому что хожу на работу во вторую смену и ложусь спать, когда на улице ещё совершенная мгла. Поэтому я пропустил первый весенний рассвет. Но зато застал расходящийся день! Я проснулся без десяти минут десять. В окна напротив бил потрясающий свет. «Весна!»- счастливо подумал я. Внутри клокотало чувство восторга, и все беспокоящие прошедшие события, словно в большой стиральной машине «отстирались» от всего тревожащего меня, оставив запачканное полотнище моей души чистым, белоснежным, благоухающим! Это такое приятное ощущение! Мне так и захотелось воскликнуть вслед за поэтом: «Жить на свете – великое счастье!»

   Вчера я поменялся спальными местами с одним из заключённых нашей секции. Я перелёг на другую сторону жилого помещения, и вид, открывающийся теперь из моего окна «счастливит» меня, наполняет радостью, умиротворяет! Ну и что, что в полсотни шагов колючей лентой, поблёскивая шипами, раскинулся серый острожный забор – ну и что! Ну и что, что изредка охранная сигнализация на запретке тревожно завывает, предупреждая часового на вышке, а заодно и меня, что целостность заградительного периметра нарушена какой-нибудь залётной пташкой или беззаботной бродячей кошкой, которая ходит где хочет и гуляет сама по себе? В настоящее время для меня это ничего не меняет. Хоть я вижу всё: и «колючку», и заборы, и заградительную территорию – моё внимание не останавливается на негативном. Оно мягко, пластично огибает, «оплывает» всё отрицательное, мимоходом скользит по неприятному и грустному, оставляя, «складируя» его на «задворках» сознания. Мои глаза – один из органов моих чувств – транслируют в «прямом эфире» картинку из моего окна. Прямо на сердце! Оно не сопротивляется, оно раскрыто навстречу! Потому что ничего плохого, ничего травмирующего моё сознание не фиксирует, потому что сейчас я пребываю в радости и чистоте. И моё сердце – ещё один орган моих чувств – не опасаясь, не предчувствуя опасного, настежь раскрыло все свои створки, впитывая благодать от мирного лицезрения!

   Сегодняшний день действительно замечательный. С самого подъёма у меня установилось хорошее настроение, которое не пропадало в течение дня. Реально ощущается приближение весны. Сегодня вокруг всё капало, светилось жёлтым светом (по крайней мере, мне так казалось). Стало настолько тепло, что мы в отряде впервые открыли настежь форточки (в обед), чтобы помещение протянуло хорошенько и спальная секция наполнилась берёзовым ароматом! А ещё, сегодняшний день подарил мне интересные мысли. Я прислушивался к себе, к тому, что происходило в моём внутреннем мире, и мне вдруг подумалось: а известно ли нам, человекам, что есть истинные радость и счастье?. Мы живём в своём мирке неделями, месяцами, годами. И может быть, только изредка нам приходит на ум, что то счастье, которое мы строим вокруг себя, стремимся к нему, испытываем временами его (счастья) приступы – оно не настоящее, не искреннее, оно придумано нашим мозгом и внедрено в нас, как защитная реакция от сумасшествия. Невозможно длительное пребывание в зоне дискомфорта, без последствий для здоровья (и физического, и психического).

   Нам неведомо, что есть истинное счастье до тех пор, пока это самое счастье не заглянет к нам в окна и не осветит радостью потёмки нашего сердца. Вот точно так, как это случилось со мной сегодняшним утром. Это мгновение потрясает! К сожалению, оно не длится долго. Постепенно свет его тускнеет. Быть может, поэтому еле, чуть заметное, почти неуловимое ощущение беспокойства и пустоты, которое чувствует каждый человек в той или иной мере – это тоска по той чистой и светлой радости, что каждый из нас испытал однажды, когда счастье утренним весенним ласковым лучом заглянуло к нам в окошко.

   В чём заключается радость? Иногда для ощущения радости вполне достаточно такого обстоятельства как отсутствие неприятностей. Или хотя бы видимость их отсутствия. Может быть, в таком состоянии я пребываю сегодня? Теперь?

   Сегодняшний день принёс собой ещё одну радость: на короткое свидание приехали мои родные! Уже в послеобеденное время в ПВР-ку( помещение воспитательной работы) зашёл один из дневальных и огласил мне: «Тебя вызывают на короткое свидание!». Приезда родных я ожидал со дня на день, поэтому внутренне без суеты и излишнего волнения пошёл на вахту.

   На короткое свидание вначале зашёл брат, а затем, спустя какое-то время, зашёл отец. Знаете, короткое свидание начинается не сразу. Тебя заводят в помещение со стеклянной перегородкой, обыскивают, и ты остаёшься один… или почти один: «вороний глаз» видеокамеры ни на мгновение не сводит с тебя свой пытливый окуляр. Тишина, пустота, вроде бы и нет никого, вроде бы можно, наконец, расслабиться и внимательнее покопаться внутри себя, привести в стройность расползшиеся мысли, расклеившиеся и растёкшиеся чувства. Но этот «вороний глаз» следит за тобой неусыпно: он фиксирует каждое твоё движение, жест, выражение лица. Поэтому в этой пустой комнате расслабиться не получается. Как говорится, «начинаешь работать на камеру», начинаешь следить за собой, чтобы тот навязчивый зритель на другом конце кабеля не стал свидетелем твоей какой-нибудь невольной слабости; чтобы он не смог заглянуть тебе в душу, угадать твои мысли.

    Но думать-то ведь надо о чём-то!? Несмотря на усилия своей воли, чем меньше остаётся минут до того момента, когда в дверь напротив войдут незнакомые и как будто бы чужие (за годы разлуки и отсутствия постоянного общения мы невольно отдаляемся друг от друга, теряя общие интересы и взирая на мир с разных сторон колючей проволоки!) твои близкие, тебя начинает понемногу охватывать волнение, а тело начинает трусить мелкой дрожью. Ты начинаешь бояться этого первого мгновения первой минуты встречи. И кажется порой, что сейчас бы убежал куда-нибудь, спрятался бы, забился бы в какой-нибудь тёмный угол. Чтобы не показываться таким… таким … позорным, лысым, худым с синими кругами под глазами, бессильным, немогущим, в этой нелепой чёрной робе с полосочкой, пытающимся выглядеть уверенно и с достоинством, но на самом деле, жалким и где-то в глубине души надеющимся, ожидающим прощения, понимания, помощи… Как это всё тяжело пережито мной!

   И вот обязательно в самый тот момент, когда больше всего не ждёшь и не готов, открывается дверь и заходят они – твои чужие близкие люди…

   Ты на мгновение замираешь, впиваешься в лица ещё не знакомых, до конца не узнанных людей, ты пристально вглядываешься в их глаза и пытаешься прочитать в них заведомо тут же: «Как вы? Всё ли хорошо? Какие новости вы мне привезли – хорошие или плохие?» 

   Во второе мгновение – оно также очень важно, необходимо – пытаешься поймать в их глазах своё отражение: какое впечатление произвёл на них твой вид! Каждый раз в глазах, пришедших ко мне на свидание, читаешь разное. Но одно присутствует всегда (видимо, мгновенно замаскировать его не в силах человек) – это внешняя ошарашенность от ненормальности этого места, от его противоестественности, и внутренняя шокированность от лицезрения в этом месте когда-то близко знакомого, а теперь не узнаваемого почти, изуродованного, изломанного этим страшным исправительно-карательным режимом...

   Ох, уж эти цукерки… Это целое испытание для моих вкусовых рецепторов!

  После двухчасового свидания я получил нехитрую передачку, принёс её в барак и сел на свою кровать. Я развернул один из кулёчков – о-о! Конфетки и шоколад! Высыпал всё это в верхний ящик тумбочки (от любопытных глаз долой). Размышляю: что делать? Искоса поглядываю на сладкое искушение, заманивающее к себе, призывающее: «Возьми меня и … съешь!!!»

 - Нет,- думаю,- Николая так запросто конфетками не проймёшь! Что же это, в самом деле: сижу здесь как черноокая девица, глаза «напяливаю на конфетки» - прикрыл тумбочку.

  - Чувствую: зашевелилось что-то на правом плече, ухо защекотало:

  - Молодец, Колька – го-ра! Как ты того, тумбочку-то закрыл. Мужик-сила! Хар-рактер!

  - Ой,ой, ой! Характер. Посмотрите-ка: силу воли проявил… тумбочку закрыл!- это уже, кажись, на левом плече движение почудилось. И прям ором в самое среднее ухо:

  - Что ж ты, паразит, тогда тумбочку-то не до конца задвинул?! - Глянул – и, правда, ведь не до конца тумбочку закрыл. Осталась щёлка, в которой угадываются неясные очертания цветной обёртки. Со вздохом отвернул голову.

  - Ну и что, что тумбочку не закрыл, - снова справа,- чего это решает? И ничего не решает: главное - ить не съел!

  - Ты погоди каркать-то: ещё ничего не произошло!- это уже слева.

  - Что произойти-то должно, что? Характер!.. Сила!..

  - А ты и не знаешь – что. Как всегда оно получалось, так и теперь будет…

   Это всегда происходит, когда случается какое-либо искушение. Почти всегда оно протекает в одном ключе, только поводы разные.

   Я знаю, как прекратить этот сыр-бор между «за» и «против», между «надо» - «не надо», «стоит – не стоит» и т.д, происходящий в моей голове. Я открываю ящик тумбочки, быстрым уверенным движением хватаю первую попавшуюся под руку конфету. Срываю с неё цветастое одеяние и …в рот!

  «М-м…О-о! Надо просто офигеть!»- это уже звук тех писклявых голосков – и справа и слева - которые не давали мне покоя.

   На вид цукерка чёрненькая, глянец на ней: будто бы лаком покрыта. Я думал сначала, что это арахис или изюм, покрытый глазурью. А это оказался шоколад. Шо-ко-лад!!! Через несколько мгновений шоколад во рту начал топиться, медленно таять, повергая в шок мои вкусовые рецепторы. Нет, это был шок не в обыкновенном смысле этого слова. Это было удивление, приятное удивление, переходящее в восторг: кто бы мог подумать, что обыкновенная на вид заурядная конфетка окажется такой… такой!.. Черничный вкус нежного шоколада!

  «Нет, в разведку меня с собой брать нельзя,- подумал я,- попаду в плен и продамся за сладкое! И пограничником мне не быть никогда: всунут за пазуху коробку шоколадных конфет – проходи кто хоца, проноси чё хоца!»

   Катаю за щекой цукерку – вкусная! Глянул в тумбочку – там шоколад «горький». «Вот это мне сейчас и надо»,- развернул шоколадку, отломил кусочек: правда, горький, терпкий вкус. Сижу на кровати: сладко-горько мне…

   Нет, никак нельзя мне ни разведчиком быть, ни пограничником! На том я и порешил, уминая за обе щёки вкусные цукерки.