День длиною в десять лет. Роман

Роман «День длиною в десять лет»

Глава 16

«Визит в спецчасть»

О предложении по сдельной работе. Зима. Сдача документов в спецотдел

  Вечером на работе. Пару часов назад «друзьям» в Ижевск отправили очередную машину, гружённую деревянными барабанами. Когда я пришёл на смену (в 17-00) машина, как обычно это бывает, ещё не уехала. В последнее время очень много заказов, поэтому рабочие просто не успевают. Некоторые работают с 8-00 утра до 2-х ночи. Естественно, качество тоже страдает, кстати.

  Я стоял возле загружающейся машины, когда ко мне подошёл начальник деревообрабатывающего «красного» цеха майор Второв В.Н. и спросил:

     - Наверно, тебе надоело работать в ОТК?

    Я, признаться, сперва опешил от этих слов (с чего он так вдруг решил?). Потом внутренне напрягся, ожидая какого-нибудь подвоха с его стороны. Голова начала быстро работать, мысли молниеносно проносились в моей голове. Я подумал, что, наверное, что-то произошло, поступили какие-либо серьёзные (именно серьёзные) претензии к качеству продукции. Иначе с чего бы ему вдруг задавать такие вопросы? Ещё и Егор-учётчик «красного цеха» по дороге на работу просил обязательно зайти, посмотреть качество – точно что-то случилось! – уверился я в своей мысли.

     Однако ничего серьёзного не случилось. Собственно вообще ничего не произошло. Просто начальник цеха начал агитировать меня поработать в «красном». В ОТК мне работать не надоело. Эта работа на ближайшие несколько месяцев меня вполне устраивает. Поэтому майор Второв предложил мне параллельно с обязанностями контролёра колотить ещё барабаны.

     - Плюсом к своей зарплате ещё деньжат заработаешь. Какая тебе разница, всё равно просто так по цеху мотаешься!- «доламывая» меня, подытожил он.

    Я согласился. Он сказал, что по этому поводу переговорит с моей непосредственной начальницей и сообщит результат.

     Я не первый месяц сижу в этой колонии и даже не первый месяц работаю с такими людьми как майор Второв и учётчик Егор, чтобы верить в то, что они действительно беспокоятся о моём благосостоянии. Они, безусловно, пытаются решить свои проблемы: из-за низкой зарплаты и ненормированной работы в «красный» цех не стремятся идти работать. Устроиться в этот цех легко, уволиться сложно. Если у тебя нет каких-либо веских причин для увольнения, то уволить могут строго через изолятор. Примеров этому множество. Поэтому человек, попавший по распределению в деревообрабатывающий цех № 1, через некоторое время понимает, что попал в рабство на каторжные работы.

     В моём случае несколько иначе. Эта работа, я полагаю, будет сдельной, то есть сколько Николай Николаич сделает, столько и получит. Так как эта работа будет второстепенной, то мне не придётся целую смену стоять и махать молотком (надо же будет выполнять прямые обязанности контролёра). Так же у меня будут веские основания, чтобы просить начальство о «продлёнке! Я буду приходить в отряд утром и спать до четырёх вечера. А ещё – мне всё равно ведь скоро выезжать из этой колонии - если такая работа мне не понравится, то долго эта история не продлится – ну, максимум 2 месяца.

    Как незаметно для меня проскользнула среда, и четверг вот-вот захлопнет передо мной двери. Сейчас на часах без пяти минут двенадцать ночи! Кстати, о работе: решение начальства по поводу параллельной работы мне не передавали ни вчера, ни сегодня. Может, просто забыли? Ну, да и ладно! Вчера пришлось работать 2 смены. На сегодня была назначена погрузка машины, поэтому надо было, чтобы к погрузке машины барабаны были проверены и проштампованы. Работал, получается, с 17-ти до 8-ми утра, но так как локальные участки были перекрыты и инспектора не торопились их открывать (они играли по иронии в зековскую азартную игру «дурынду», сидя на каланче!) лечь спать получилось только в десятом часу. Разлепил глаза я только в половине четвёртого. Заботливый сосед растолкал моё бесчувственное тело, заботясь о том, чтобы Николай Николаич не проспал «вкусный» обед.

     Но помимо «вкусного» обеда у меня до работы было запланировано ещё одно важное мероприятие: сдача документов на УДО в спецотдел! Накануне я изрядно покорпел над перепиской ходатайства. Необходимо было привести его в соответствие с бытующими реалиями: части документов по известной причине у меня не оказалось. А ещё я ведь решил присутствовать на судебном заседании!

    Отобедав, я побежал в отряд за документами. В предыдущий раз, когда мне пришлось ходить в спецотдел за присланными отцом справками, также перед работой, очереди не было. Я думал, что и в этот раз почти никого не будет. На всякий случай я решил пойти туда пораньше. Каково же было моё удивление, когда, открыв дверь административного здания, на меня устремились пар тридцать глаз ожидающих арестантов!

Время подходило к пяти часам вечера. Уже начинался развод на работу. Я немного расстроился, что, может быть, мне придётся отложить подачу ходатайства. А так хотелось покончить с этим делом, растянувшимся на месяцы! Но вдруг продвижение очереди убыстрилось, и мне посчастливилось, наконец, попасть на заветный приём к начальнику отдела специального учёта майору Пермякову Остапу Владимировичу. (Кстати, приём осуждённых он ведёт только два раза в неделю). Если бы я сегодня не смог по каким-либо причинам подать ходатайство, то в следующий раз это можно было бы сделать только в понедельник!

    Я зашёл в кабинет, представился. Приблизившись к столу, за которым сидел майор Пермяков, я вытащил две папки с документами и изложил суть своего визита:

    - Примите, пожалуйста, моё ходатайство.

    - Куда?

    - В районный суд.

    - О чём ходатайствуете?

    - Об УДО.

    Майор какого-то особенного удивления не выказал: в последнее время его часто забрасывают различными ходатайствами о переводе в колонию-поселение, об УДО тоже. Это ещё год-два назад он бы сильно удивился, потому что процент таких ходатайств равнялся почти нулю. В нынешнее время не ходатайствует только ленивый. Правда, процент положительных вердиктов районного суда высокий только в случаях, касающихся переводов в колонию-поселение. На УДО по-прежнему отпускают редко и с большим неудовольствием.

   Не раскрывая папок, Остап Владимирович произнёс: «А почему ты их мне-то принёс?» Своей, как мне показалось, глупостью этот его вопрос уколол меня в самый что ни на есть мозжечок. «Ну, началось!» - не без горечи подумал я.

    - Как!.. А кому мне их нести?! - пробормотал я.

    - Отряднику – он собирает документы,- был его ответ.

   «И причём здесь отрядник? - подумал я. - Какие документы он будет собирать? Неужели ему есть дело до копий свидетельств о рождении, справок о гарантии трудоустройства, копий грамот? Он составит на меня характеристику – и был таков!» Вслух же я произнёс:

     - Уж не знаю, кому надо отдавать! Мне известно, что чем больше документов соберёшь, тем лучше. Что мог, я собрал, написал ходатайство, принёс вам, А дальше вы как знаете!..

  - Ну ладно, молодец, что собрал!- я почувствовал, что нежелательная для меня позиция майора поколебалась и продавилась. Уже примирительно он сказал: «Что, исправился уже что ли?»

    - Исправился!- ответил я. А про себя добавил: « Семь лет в колонии только горбатого не исправят!»

На этом мой визит в спецчасть завершился. И что особенно порадовало – он завершился в мою пользу! И на работу не опоздал – успел в самый раз.