День длиною в десять лет. Роман

Роман «День длиною в десять лет»

Глава 10

"Работа – не волк; улетит – не поймаешь!"

   Всеми днями напролёт нахожусь в бараке. Это совсем не означает, что у меня избыток свободного времени и я отлёживаю бока на своём спальном месте. Сочинители «Правил внутреннего распорядка дня», принятых на вооружение администрацией нашей колонии, позаботились, чтобы свободное время заключённого было чем-то заполнено, чтобы в течение дня оно было раздроблено на короткие промежутки времени, которых чем больше, тем приятнее администрации и неприятнее заключённым. Прожитый в таких условиях световой день, в конечном итоге, вспоминается наполненным сплошным сгустком нервов и напряжения.

   По весне отрядник объявил, что в зоне (на промке) будет открываться швейное производство, потребуются люди с «корочками». Я написал домой, мне выслали документы. Говорят, что на втором этаже здания УПИ делают помещение под швейный цех. Отделочные работы подходят к концу, скоро завезут оборудование. Но когда всё же будут набирать на работу – этого я не знаю. В котельную возвращаться во второй раз, думаю, не стоит. Отношения с бригадиром Мухиным сложные.

  На работу я ещё никуда не устроился. Всё лето просидел в бараке, ждал, что, может, вот-вот откроется швейный цех. Цех до сих пор не открылся. По слухам, отделочные работы уже в цехе завершены и даже, говорят, появились несколько первых швейных машин. Но что-то, по-видимому, всё-таки не клеится, потому что не слышно, что в ближайшее время будут набирать народ.

  Два раза писал заявление на устройство в «контроль качества товаров» - не знаю, как правильно называется. Оба раза мне отказали, хотя бригадир их и предлагал мне поработать («замут» какой-то странный!) Потом имел намерение трудоустроиться в столовую. Сказали: мест нет. Потом бегал до земляка в столярку. Говорю, мол, возьмите, дяденька, на работу! Он говорит: пиши заявление на станочника. «Корочки» у меня есть. Написал, отдал – третья неделя занялась, никакого движения. Думаю, может, позабыл, запарился?

   Примерно, с недельку назад мне предложили поработать, так сказать, на общественно-полезных началах, то бишь без оплаты труда. Надоело сидеть в бараке, и я согласился. Работаю по ночам, днём сплю, на проверки не хожу. Эта «шабашка», может быть, скоро закончится. На нормальную работу ещё не могу устроиться – это тяжело здесь. В котельной не работаю, думаю, что работать не буду, потому что чувствую, что оставлю там своё последнее сокровище – здоровье!

   Удивительно! Целое лето не знал, куда себя девать. Скучно было. Приходил с работы, отстаивал проверку, а потом бежал «на телевизор» смотреть фильм. Не мог заставить себя заняться чем-нибудь полезным. В выходные дни, если не выводили на работу, мог целый день проваляться, полудремать-полусмотреть телевизионные фильмы. Любая самостоятельная деятельность теряла для меня всякий смысл.

   Настал сентябрь. Появилось ощущение, что мир вокруг меня ожил, зашевелился. Некогда стало ходить в телевизионную комнату. Забыл, когда и новостные программы смотрел. Нередко задерживаюсь до «после отбоя» и всё равно времени как будто не хватает.

   С 1 сентября вновь поступил в ПУ учиться. В деле «корочки» швеи, станочника, сварщика, электрика уже лежат. Считаю, что ещё одни будут там очень уместны. Поступил на стропальщика. В январе ожидаются экзамены. Так что пока есть время, учусь!

   Взялся за переписывание конспектов. Опять ругаю себя за то, что схватился за работу, тщательно не оценив масштабы, не рассчитав количество усилий, которые потребуется положить для выполнения работы. Подсчитал количество уже переписанных слов – счёт перевалил за 5000. Оценил, сколько ещё предстоит – оказывается, примерно ещё два таких объёма. Вознаграждение получил условное, которое не покрывает моих текущих потребностей. Строго оговорить «зарплату» сразу постеснялся (уже не в первый раз жалею, что в любых других – пожалуйста – а в подобных ситуациях нагловатости мне, увы, не хватает), человек, по-видимому, на этом успокоился. А я теперь горестно «посыпаю голову пеплом»: сам себя загнал в кабалу. Отказаться уже не могу, поскольку приучаю себя сдерживать свои обещания, даже те, которые в первую очередь вредят мне.

   Залез в небольшие долги. Ситуацию изменить не в силах. Надеялся на помощь домашних, но… Решил, что нужно выходить куда-нибудь работать. Согласились взять в подразделение, которое условно можно назвать ОТК – они контролируют качество выпускаемой предприятием продукции. Зарплата маленькая. Но так сложилось в нашей колонии – чтобы получить свою тысячу, нужно угробить своё здоровье. Я бы, может, согласился угробить какую-то часть, но его у меня осталось мало. Поэтому приходится, так сказать, лавировать.

    Вчера сообщили, что приказ по работе скоро подпишут. Значит, в ближайшие дни выведут на промку. Буду работать во вторую смену с 17-ти до 2-х ночи.

    Сейчас я читаю книгу Д. Карнеги «Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей» (кстати, я заметил, что в начале и в конце книги название варьируется: «Как завоевать…» и «Как завоёвывать…»).

   Некоторые люди реагируют неоднозначно на Карнеги, поэтому я стараюсь прятать её за обложкой, не привлекать внимание к тому, что я читаю. Ещё одна причина моей скрытности заключается в том, что люди ревнивы, обидчивы, озлоблены, подозрительны, недоверчивы и т.д. Когда они видят книгу, подобную этой или посвящённую теме психологии, манипулированию людьми, у них начинает развиваться комплекс (или комплексы). Они опасаются вторжения в своё частное, они боятся стать жертвой манипулирования; что их перехитрят, воспользуются ими… И самое главное, я считаю (!!!) они безумно боятся, что кто-то окажется умнее, хитрее, мудрее их, тем самым разрушив болезненное мнение, взращиваемое, холимое, лелеемое годами о себе самом. Это ведь не секрет, что большинство людей считает себя в глубине души неповторимыми, непревзойдёнными, хоть в чём-то, но самыми-самыми…

   Вывели на работу. На первый взгляд, работа нетяжёлая, нефизическая. Многие уверены, что ГТК (группа товарного контроля) ничем не занимается. Оно, конечно, верно, если относиться к работе спустя рукава. Я так не могу. Поэтому в первые дни получал в свой адрес огромный негатив со стороны других заключённых. Ходил под стрессом. Зекам не нравится, когда их контролируют, указывают на ошибки, заставляют переделывать. Чего только я не услышал за эти дни в свой адрес!

   Работа моя носит такой характер, что приходится контролировать качество продукции. Заключённые, чью работу я контролирую, считают, что я их враг. Я же просто считаю, что люди на свободе вправе получать качественный товар взамен на деньги, которыми они расплачиваются. Отсюда и мои проблемы на работе. Но я держусь и думаю, что своей принципиальностью не поступлюсь. Хотя кто знает – все мы люди!