Материалы о проблеме винопития и табакокурения

«Постсоветский «ельцинизм». Разврат»

   И всё-таки начало моего воспитания, мировосприятия было положено ещё в Советском Союзе. И симпатичная красная звёздочка с «ликом» маленького Ильича успела покрасоваться на моей груди. И огненно-алый галстук ежедневно охватывал шею, указывая на мою принадлежность к пионерии. А священная клятва: «Я, … перед лицом своих товарищей торжественно обещаю!..» Мне помнятся те времена, когда под гимн никто не позволял себе сидеть, слова знали наизусть и пели без запинки! Я, действительно, не ложно ощущал себя самым счастливым человеком на земле, ведь я родился в самой лучшей стране мира и являлся её гражданином! Возможно, я был ещё не совсем смышлёным, многого не понимал и не замечал вокруг. Я родился в этой стране, в этом государстве и ощущал себя счастливым… Поэтому, когда узнал, что Советский Союз рухнул, исчез, я в это не поверил и долгое время не принимал. Слово «демократ» для моего слуха было сродни нецензурщине. Очухался полностью от так называемой «идеологической обработки» только к 1993 году.

 

    В первые же дни «нового мирового порядка» я с удивлением открыл для себя, что не все разделяют мою точку зрения, что есть люди более осведомлённые в политической обстановке. На стене одного из жилых домов уже на следующий день после падения Союза красовалась выведенная белой краской надпись: «Путчу – нет, Ельцин – да!» Кто такой этот «Путч», я ещё не вполне понимал, но чувствовал, что это – «о наших».В 1991 году пал оплот мирового коммунизма. О каких ограничительных мерах, о какой борьбе с алкоголизмом могла идти речь, когда прежней власти не стало, а новая власть поспешила объявить о вседозволенности. Кажется, если бы демократическое правительство попыталось ограничить пьяный разгул, то и её, упоённые свободой, жаждущие перемен, новой жизни, люди смели бы с престола государства Российского.

 

    Но зачем? Новой власти было на руку существующее положение вещей. Под всеобщее полупьяное ликование можно незаметно провернуть такие «делишки», какие в трезвом состоянии народ не допустил бы никогда. Между делом «оприватизировали» всех, разорили, обесчестили, растоптали. Заманили Россию в кабак с увеселениями, опоили, расхвалили, а когда она пропилась и обнищала – выкинули вон: «Меньше пить надо!» «Чухнул» народ, что его облапошили как последнего дурака. Но было уже поздно. История не может ни замедлить ход, ни остановиться, тем более повернуть вспять. В очередной раз подтвердилась мудрость предков: «Мужик напьётся – с барином дерётся, а проспится – свиньи боится». Страшно и воинственно человечество в пьяном угаре. Трусливо и безропотно в похмельном синдроме.

 

     Вы ещё не забыли Кеннеди? – «водка, табак и разврат». И водка была, и табак курили досыта, и разврат набирал свою силу. Это уже сейчас пропагандируют неприкрытую пошлость. За двадцать лет народ на ней «собаку съел». А тогда разврат был тщательно прикрытый, хорошо замаскированный, по нынешним меркам – целомудренным! Ещё пока нравственно-непорочный, девственно-чистый народ приучали к разврату постепенно. Иначе никак – не принял бы. Продемонстрируйте девственнице видео с жёстким «порно» и намекните, что то же самое сейчас произойдёт с ней. Отвращения и ужаса будет в таком количестве, что, вероятнее всего, девушка останется девственницей на всю жизнь.

 

  Разврат – дело тонкое! Путь к нему пролегает через искусное искушение, культивирующее непреодолимое желание. Российскому народу подсунули бомбу замедленного действия в виде ящика Пандоры. Малолетнему ребёнку всучили «золотой ключик» и оставили наедине с прекрасным ларчиком, надписанным: «Забава!» Христос прошёл через искушения и победил диавола – потому что был Бог! Российский народ богом не был – был, кстати, вообще, безбожным…

 

    Разврат – извращение нормальности, лживая картина действительности, иллюзия несуществующего. «Рабыня Изаура», «Богатые тоже плачут», «Просто Мария» и «Санта Барбара» - для совкового человека это было откровение свыше. Как говорится, «и рабочий, и крестьянка, и колхозник, и доярка» увидели в этих сериалах жизнь, о существовании которой даже не подозревали. Им захотелось самим вкусить этой красивой жизни – рай на земле! Старшие говорили, что при первых трансляциях фильмов «Место встречи изменить нельзя», «Семнадцать мгновений весны» пустели улицы советских городов. Точно так же пустели улицы не только городов, но и всех населённых пунктов Российской Федерации. Однако нравственно-смысловая нагрузка фильмов («наших» и «не наших») сильно разнилась! Ещё В. Ленин подметил: «Важнейшим из искусств для нас является кино». Тогда ещё только-только начинали осознавать, что информационное оружие мощнее и разрушительнее любого другого.