Материалы о проблеме винопития и табакокурения

Профилакторий в «законе», люди – в «загоне»

   На закате политической деятельности Брежнева вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 марта 1974 г. «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков». Этот указ и последующие его изменения и дополнения можно считать подготовительными мерами к известной своими печальными последствиями жёсткой борьбе с алкоголизмом конца 80-х.«Жёсткая» - совсем не значит эффективная и правильная. С середины 70-х годов по всему Союзу «вылупляются» учреждения -«монстры», получившие, на первый взгляд, очень даже привлекательно-гуманные наименования – лечебно-трудовые профилактории.

 

   Судя по всему, на подобные профилактории возлагались огромные надежды. Номинально «злостного» хронического алкоголика отлавливали и судебным решением по ходатайству «участливого» участкового, «заботливых» соседей либо опустивших руки родственников помещали в карательно-трудовой лагерь сроком до двух лет. «По желанию клиента» срок мог быть продлён ещё на один год. Навряд ли строгие режимные мероприятия, принудительный труд и сомнительной эффективности лечебные методы могли всерьёз поправить алкоголезависимого человека. Скорее, кажется, лечебно-трудовые профилактории использовались, как способ изоляции нежелательного антисоциального элемента путём его заключения всвоего рода резервацию. Итоги принудительного лечения людей в этих учреждениях больше свидетельствуют о попытке властей дистанцироваться от проблемы как бы «с глаз долой – из сердца вон», отсрочить её разрешение на неопределённый срок, нежели чем решительно, действенно бороться с развивающимся в СССР пороком пьянства. В подавляющем большинстве бесконечные рецидивы алкоголизма и последующего насильственного заточения в места лечебно-профилакторного заключения позволяют сделать вполне конкретный вывод об эффективности обозначенного метода перевоспитания больных (хотя я отчего-то всегда считал, что больные люди нуждаются скорее не в перевоспитании, а в первую очередь в заботе, участии, уходе и лечении!)

 

   Опыт некоторых капиталистических стран, по-видимому, не мог являться для советского правительства примером борьбы с алкоголизмом. Советский человек был горделиво убеждён, что капиталистический Запад не может научить чему-либо дельному несущийся семимильными шагами в «светлое будущее» Советский Союз. А, знаете ли, зря! Убедительно продемонстрировала успешность борьбы с алкоголем одна из трезвейших стран мира на настоящий момент – Норвегия. После признания алкоголизма хроническим заболеванием общественность Норвегии активно выступила с осуждением «системы принудительного лечения через труд». В норвежском законодательстве были ликвидированы статьи о суровом наказании пьяниц и алкоголиков. С 1970 года пьянство в этой стране не считается уголовным преступлением и не может повлечь за собой не то, чтобы даже уголовное заключение, но и какой-либо вид принудительного труда. Правительство Норвегии пошло более долгим, но вдумчивым. Взвешенным, адекватным путём, который, в конце концов, и привёл народ к сознательной трезвой жизни [24].

 

   То, от чего Европа постепенно отказывалась, мы, наоборот, примеряли на себя, производя очередной безжалостный опыт над десятками тысяч своих сограждан. Потребовалось полтора десятилетия, чтобы систему принудительного лечения концлагерного типа признать абсурдом, не оправдавшим возложенных надежд. Производить глупые до безумия опыты над народом у нашего правительства в традиции. Многочисленные подтверждения этого были в прошлом, поджидали ещё советского человека в будущем, изумляют уже российского гражданина и по сей день. То ли ещё будет впереди?

 

   Удивительно, кстати, но и сейчас в среде специалистов-профессионалов бытует альтернативный взгляд на систему профилакториев советского периода. В пример можно привести кандидата медицинских наук Алексея Швецова, проработавшего в НИИ наркологии с 1994 по 2002 г., который говорит: «Жаль только, что с начала 1990-х г.г. лечебно-трудовые профилактории упразднены в России и других странах СНГ. Тогда как в других странах мира принудительное лечение успешно применяется» [26].

 

    Это точка зрения специалиста. Нет причин сомневаться в его научном опыте. Однако следует заметить, что закрытие ЛТП советской модели, относившихся к ведомству министерства внутренних дел, в основном, а не к министерству здравоохранения, как оно должно быть по существу, с преступно-халатным отношением к человеку, - скорее несут положительные последствия для больных алкоголизмом и общества в целом, чем отрицательные. Если ЛТП отменили – значит, на то были свои причины.