Материалы о проблеме винопития и табакокурения

"Алкогольная политика СССР.Кончина сухого закона (1917-1950)"

   В 1917 году варварским способом была разрушена 300-летняя история Российской империи. На долгие годы отечество погрузилось в хаос и смуту Гражданской войны. К чести большевиков, захвативших политическую власть в стране, смена режима не повлекла за собой смену ориентации в вопросе продолжения действия сухого закона. Нужно заметить, что за время безвластия на короткий период разнуздался пьяный разгул. В.Д. Бонч-Бруевич, в воспоминаниях Л. Троцкого, свидетельствует о шквале пьяных погромов, прокатившихся по Петрограду [5, 58].

 

  Можно чисто теоретически предположить, что пьяный шабаш на территории бывшей империи изначально был выгоден революционно-анархическим фракциям всех мастей для дестабилизации обстановки в социально-общественной жизни государства. Однако в дальнейшем разнузданность народа не играла на руку тем людям, которые в перспективе планировали захват власти над страной.

 

     19 декабря 1919 года Совет Народных Комиссаров РСФСР принимает постановление «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ». Это постановление предусматривало строгие меры наказания за самогоноварение, покупку и продажу самогона (5 лет тюрьмы с конфискацией имущества) [5,59]. В настоящем, несоизмеримо более благополучном времени, современникам будет довольно-таки тяжело представить себе, что за бутылку самогона в те неспокойные смутные годы лихолетья можно было легко загреметь под уголовную статью, предусматривающую реальное лишение свободы.

 

  В своей документальной автобиографической повести «Неугасимая лампада» Борис Ширяев рассказывает, как в 20-х годах XX века на Соловецких островах вместе с ним был заключён один матрос, судивший до лагеря «по революционной совести» за нарушение запрета на алкоголь. Вот что рассказывает этот горе-судья: «Вышел нам приказ из ЦИКа за перевод зерна на самогон полный бант в десятку давать, а в особых случаях и шлёпку. Вот сделают облаву на селе, привезут ко мне десяток стариков да солдаток, вещественных доказательств вёдер пять представят. Я и сужу по революционной совести: дюжина вас? Вот и получайте себе сто лет на всех да сами и делите!» [21,278].

 

      В программе РКП(б), принятой на VIII съезде партии (1919г.) была приравнена по важности к борьбе с такими социально опасными болезнями, как туберкулёз и венерические заболевания, что само по себе позволяет судить о степени решимости большевиков и далее поддерживать запрет на алкоголь, действующий с 1914 года.

 

    Одним из ярых сторонников трезвости объективно следует признать лидера большевиков В. Ленина, который в докладе о продовольственном налоге на X Всероссийской конференции РКП(б) в 1921 г. Заявил: «Я думаю, что в отличие от капиталистических стран, которые пускают в ход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, потому что, как бы они ни были выгодны для торговли, но они поведут нас назад, к капитализму, а не вперёд к коммунизму» [16].

 

   Но чаяниям Ленина о народной трезвости в первом коммунистическом обществе Советов, которое должно было породить «сверхчеловека», не суждено было сбыться. После смерти вождя «мирового пролетариата» политическая верхушка страны как-то скоро позабыла о сухом «завете Ильича». По причинам экономического характера было попущено ослабление действия закона. Таким образом, закон продержался «сухим» вплоть до 1925 года, когда с подачи заинтересованных лиц его действие было приостановлено как «исключительная, временная мера» [5,60], продолжающаяся и по сей день.