Материалы о проблеме винопития и табакокурения

"Русское пьянство и алкоголизм"

   Прежде, чем продолжить рассказ об истории пьянства на Руси, придётся вновь сделать небольшое отступление и углубиться в вопрос восприятия понятий, которые, думается, могут иметь немаловажное значение в выводе о том, являлись ли наши предки пьяницами в веках; о том, является ли алкоголизм определяющим фактором, повлиявшим на развитие, становление уникальности русской национальной этнографии, неотъемлемым элементом русской культуры, которая, в конечном счёте, из глубины веков взрастила российский народ, сделала его таким, каким он является в настоящий момент.

 

   Пьянство и алкоголизм. Для обывательского круга, для общения на бытовом уровне вполне возможно признать эти два понятия тождественными друг другу. Пьяница, он же и алкоголик – чего тут непонятного может быть?

 

    Однако при рассмотрении нимного-нимало такого важного вопроса как русское пьянство в веках, хочется уловить эту незримо-невидимую грань, при пересечении которой безобидное употребление алкоголя перерастает в пьянство и алкоголизм. Ещё более сложной задачей представляется – нащупать рубеж, за которым общность людей, целую нацию можно запросто обозвать неприглядным выражением «народ-пьяница», и притом не погрешить против истины.

 

   Первым шагом в познании этого может послужить «Словарь русского языка» С.И.Ожегова.Как трактовал понятия «пьянство» и «алкоголизм» великий исследователь русского языка? Пьянство – по мнению Ожегова – постоянное и неумеренное потребление спиртных напитков. Чтобы со всей определённостью обозвать пьяницами целый народ, нужно привести веские аргументы и, в частности, доказать, что это явление имело массовый характер, являлось обыденным элементом повседневной жизни общества, причём не вызывавшего у этого общества какой бы то ни было активной реакции, твёрдого протеста, жёсткого отпора и противодействия.

 

    Разговор о том, как обстояли дела с алкоголем в Древней Руси, уже был выше. Можно ли с уверенностью сказать, что под понятие пьянства подходят раннеславянские застолья по праздничным случаям, либо печальные тризны по усопшим соплеменникам? По поводу неумеренного пития хмелей русскими людьми восстаёт ряд авторитетных исследователей пьянства. В их числе профессор Ф. Углов, писавший: «В течение веков употреблялись лишь слабые напитки… которые приготовлялись кустарно и не в таких массовых масштабах, чтобы удовлетворить всех…» [5, 28].

 

    Пьянство имело место быть во все вехи истории (и не только у русского народа). Но говорить о пьянстве и алкоголизме Древней Руси как о масштабном явлении, норме того времени скорее всего нельзя.

 

  Понятие алкоголизма Ожегов трактует как «болезненное влечение к алкоголю». То есть человека, постоянно упивающегося вином, назвать алкоголиком в полном смысле этого слова ещё рановато. Увлечение вином может происходить от безрассудства, по молодости лет, по стечению каких-либо обстоятельств и т.д. Но пройдёт какое-то количество времени и, безусловно, пьяница, если не изменит в лучшую сторону свой образ жизни, обязательно превратится в алкоголика – человека, страсть к винопитию которого перерастает в болезненную потребность её удовлетворения любым возможным способом.

 

    Историк Костомаров отрицал всеобщее пьянство русских и уж тем более алкоголизм: «Простой народ пил редко… только в праздники,- пишет известный этнограф, и, немаловажно, добавляет: но когда вино начало продаваться от казны(!), тогда к слову «кабак» приложился эпитет «царев», пьянство стало всеобщим качеством» [2, 4]. Можно предположить, что Костомаров относит момент начала спаивания русского народа к эпохе зарождения государственной монополии на торговлю спиртным, а именно к возникновению кабаков, которые как грибы после дождя начали засорять города и веси государства во второй половине XVIвека.

 

   Будет интересно привести мнение ещё одного ученого, крупного психиатра дореволюционной России И.А. Сикорского, слова которого, как кажется, дополняют и конкретизируют цитаты двух предыдущих исследователей: «Раньше было пьянство, а с XIX века начался алкоголизм с его неизбежными последствиями…». С чего бы вдруг известный психиатр решил, что алкоголизм зародился не раньше и не позже, а именно в XIX веке?

 

    В своём научно-популярном издании, посвящённом вредности алкоголя, В.Н. Ягодинский выражает такое мнение: «..крепкие алкогольные напитки быстро распространились по странам мира (в том числе и России) прежде всего за счёт постоянно растущего промышленного производства алкоголя из дешёвого сырья» [3, 37].

 

  Вторит ему  и профессор  Углов, говоря о том,  что алкоголизация русского  общества приобрела невиданные черты именно в XIX веке, когда в России было налажено фабричное производство алкоголя. Невиданное доселе количество водки и производилось и сбывалось на территории империи. Основным потребителем отечественного продукта стал простой русский мужик [5].

 

    Подводя итог всему вышенаписанному, можно сделать вывод о том, что, во-первых, пьянство как явление начинает возникать в момент развития кабачной системы, искусственного распространения и популяризации алкоголя. А во-вторых, вXIXвеке вследствие предшествовавших реформ, возрастания зависимости, а значит, заинтересованности государственной казны от алкогольных прибылей, в среде русского народа получает мощное развитие алкоголизм. Это явление, как и в частном случае одного человека, неизбежно вытекает из поощряемого правителями народного пьянства.Чтобы поставить точку в завершении этой главы, необходимо ещё раз, для ясности, выяснить, в чём заключается главное различие таких, одинаковых на первый взгляд, терминов как пьянство и алкоголизм. Обозначают ли они одно и то же состояние?

 

    В.Н. Ягодинский в своей книге пишет, что различие пьянства и алкоголизма состоит «только в количестве выпитого: пьянство является начальной стадией особого болезненного состояния – алкоголизма, развивающегося в результате неумеренного систематического употребления спиртных напитков»[3, 61]. Можно ли не согласиться с этими словами? Во всяком случае, думается, что доля искомой нами истины здесь присутствует. Рассматриваемое течение истории развития пьянства, как кажется, вполне подтверждает данное Ягодинским и другими исследователями определения различия пьянства и алкоголизма. То, что эти понятия не являются идентичными и, на самом деле, имеют различия между собой, будем надеяться, найдёт подтверждение в ходе дальнейшего повествования.

 

  Параллельно с усовершенствованием приёмов и способов получения алкоголя, развитием его промышленного производства из более дешёвого сырья, возрастает его употребление. Как писал Сикорский: «…алкоголизация вызывает общее расстройство здоровья с преимущественным поражением высших сторон, а именно: чувства, воли, нравственности, работоспособности» [5,30]. Современным людям, конечно, трудно судить о степени влияния алкоголизации на физическое и морально-нравственное состояние общества, существовавшего полтора столетия назад. Однако красноречивые примеры нынешних дней способны внушить толковому человеку опасность, подстерегающую его при легкомысленном отношении к спиртным и спиртосодержащим жидкостям.